http://muslimklad.ru/

FAQ (Часто задаваемые вопросы)

Опубликовано: 18 дней назад (26 ноября 2014)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
1. Вы пишете, что в основном помогаете онкобольным детям. Но разве дети болеют раком? Может, разве что те, кто облучился после Чернобыля? Или те, кто ведет особо нездоровый образ жизни?

Дети, к сожалению, действительно болеют раком, хотя и редко. Частота -- порядка 10-15 случаев на 100000 детей. Но в целом по России это составляет до 5000 новых случаев в год. В основном речь идет о раке крови и лифматической системы (это различные лейкозы, лимфомы, лимфогранулематоз), в меньшей степени -- опухоли ЦНС, костей, различных органов (почек, печени и т.п.).

Болеют самые разные дети. Мальчики и девочки, младенцы и подростки, в городах и деревнях, крепкие и хрупкие, из богатых и бедных семей. Способа с гарантией уберечься от детского рака не существует.

2. А почему вы считаете, что именно проблемы детей, больных раком, особо актуальны?

У нас в стране рак занимает второе место в структуре cмертности детей от 1 до 14 лет. Первое -- несчастные случаи (травмы и отравления), но тут мы мало что можем сделать, а раковым больным можно реально помочь.

В то же время усилий родных и врачей именно при онкологических болезнях часто недостаточно. Современное лечение лейкоза или лимфомы очень долгое и тяжелое, предполагает многочисленные переливания крови, а часто и покупку дорогих лекарств (так, один флакон таких лекарств, как нейпоген, пентаглобин, амбизом, кансидас, вифенд стоит тысячи или даже десятки тысяч рублей). За много месяцев лечения, как правило, ресурсы семьи уже исчерпаны, и нужна помощь добровольцев и благотворителей.

Разумеется, нужна помощь и другим детям. Например, очень тяжело положение детей, которые ожидают пересадки почки и подолгу находятся на диализе. Есть дети с больной печенью, больным сердцем, с муковисцидозом и другими тяжелыми наследственными заболеваниями. И сейчас в России постепенно формируются добровольные общества для помощи и таким детям.

3. Но разве детская онкология лечится? Во всех моих книжках, даже изданных сравнительно недавно, написано, что лейкоз или лимфома смертельны. Можно только продлить мучения больного.

Детский рак сейчас во многих случаях успешно лечится. В нашей стране это стало правдой с начала 1990-х годов, с момента введения чрезвычайно эффективных западных протоколов химиотерапии. Улучшилась и хирургическая техника. Считается, что при современном уровне медицины можно излечивать до 80% заболевших -- это показатели развитых стран. У нас пока излечивается около 50% (в странах "третьего мира" -- до 20%). Разные источники приводят несколько различающиеся данные, но общая ситуация именно такова.

Если считать общее число заболевших равным 5 тысячам, а существующую выживаемость равной 50%, то получаем, что ежегодно можно подарить жизнь еще 1500 российским детям, увеличив выживаемость до 80 процентов.

Сейчас "принципиальная неизлечимость" детского рака -- устаревшее представление. Но оно живуче, потому что общество недостаточно информировано. Средства массовой информации редко хотят говорить о такой болезненной проблеме, как рак.

Если же в медицинской книге детский рак назван неизлечимым, то, скорее всего, Вы столкнулись просто с переизданием старой книги, где не учтены новые данные.

4. Но разве речь идет именно о полном выздоровлении? Мне казалось, что рак может только на время отступить, а потом вернется снова.

Нужно различать полное излечение и ремиссию (т.е. временное исчезновение или уменьшение клинических признаков болезни). И в данном случае мы говорим именно об излечении. При большинстве онкологических болезней, если ребенок прожил после лечения 5 лет без рецидивов, он считается здоровым -- вероятность возращения рака уже низка.
Программа Благотворительного вечера | Если вы хотите разместить информацию у нас в группе:
Жить Завтра # 26 ноября 2014 в 01:24
5. И что, выздоровевшие дети могут вести полноценную жизнь? Или они остаются глубокими инвалидами?

Практически все выздоровевшие дети умственно полноценны, а во многих случаях и физически. Они могут учиться, общаться с другими детьми, заниматься спортом, а по достижении взрослого возраста -- работать, заводить семьи, рожать детей.

Конечно, нередки и случаи серьезных осложнений после тяжелого лечения -- например, проблемы со зрением, с почками, с опорно-двигательной системой, с репродуктивным здоровьем. Но в целом нельзя сказать, что все дети, перенесшие рак, так и останутся тяжелобольными на всю жизнь. Более того, при правильном и своевременном лечении со значительной частью осложнений можно справиться.

6. Но почему же тогда лейкозы и лимфомы у взрослых лечатся намного хуже?

Современные протоколы противоракового лечения очень тяжело переносятся. Если в детстве и юности организм может пережить такое лечение и восстановиться, то в зрелом и пожилом возрасте шансы снижаются. А при использовании других протоколов и результаты хуже.

7. Посмотрел благотворительные сайты, где призывают помогать онкобольным детям. А там -- десятки фотографий погибших. Где же хваленые 80% или хотя бы 50% выживающих?

На благотворительные сайты обычно попадают не те дети, у которых лечение проходит относительно благополучно, а те, кто находится в наиболее сложном положении. Без активной помощи доноров и спонсоров их шансы выжить были бы совсем малы. А так часть из них удается спасти. А некоторых погибших можно было бы спасти, но только если бы помощь подоспела вовремя.

Кроме того, здесь есть и психологический момент. Умерших видно сразу. А выжившего больного еще много лет не решаются назвать здоровым -- отчасти даже из суеверных соображений.

8. Как понять, велики ли шансы на выживание у конкретного ребенка, которому я хочу помочь?

Точно предсказать ход заболевания не возьмется никто. Известны случаи, когда выживали, казалось бы, совершенно безнадежные больные; известны и случаи гибели относительно "благополучных" детей. Тем не менее некоторые оценки можно делать. Например, в случае лейкемии многое зависит от типа лейкоза, общего состояния организма, наличия осложнений, быстроты вхождения в ремиссию и т.п. Если же речь идет об опухоли того или иного органа, то шансы больного зависят от ее типа, стадии и локализации.

В целом выживаемость при остром лимфобластном лейкозе составляет в хороших клиниках до 80%, при большинстве лимфом -- до 85-90%, при лимфогранулематозе -- свыше 90%, при почечной опухоли Вилмса -- до 75%, при остеогенной саркоме и саркоме Юинга -- порядка 60% и т.п. В то же время есть и виды рака, при которых обычно прогноз плохой.

Квалифицированный вывод о шансах того или иного конкретного пациента, разумеется, может сделать только врач.

9. А почему обычно просят о помощи детям, лежащим в больницах Киева, Москвы, Санкт-Петербурга? Это богатые города, пусть сами и решают свои проблемы, а реально нуждаются, небось, только региональные больницы?

Именно в Москву, Петербург или Киев едут из регионов самые тяжелые больные, которым невозможно оказать помощь на местах. В частности, Российская детская клиническая больница (РДКБ) в Москве, Охмадит и Институт онкологии в Киеве -- фактически больницы не для москвичей, а для иногородних, причем многие пациенты -- из очень нуждающихся и социально незащищенных семей.

Московские и петербургские центры могут оказывать детям помощь на самом современном уровне. Некоторые процедуры (в частности, пересадка костного мозга) выполняются только там. В Киеве пересвдка делается только в Охмадит.

Но даже в этих больницах часто не хватает нужных лекарств или оборудования. И всегда не хватает донорской крови.

Разумеется, Вы правы в том, что региональные больницы очень нуждаются. И есть надежда, что программы помощи им также будут развиваться. Первые примеры уже есть.
Жить Завтра # 26 ноября 2014 в 01:24
10. Зачем используются такие тяжелые схемы лечения? Не лучше ли обратиться к опыту траволечения, народной медицины или гомеопатии?

Нет, не лучше. Достоверных случаев излечения от рака "альтернативными" методами мы не знаем. Когда говорят о таких случаях, то может идти речь либо о неверно установленном первоначальном диагнозе, либо о спонтанной (т.е. самопроизвольной) ремиссии опухоли -- это редко, но случается.

Напротив, известно много случаев, когда именно отказ от химиотерапии и облучения в пользу альтернативных методов приводил к гибели больного.

Если бы альтернативные методы реально работали, то лейкоз не считался бы смертельным заболеванием и до введения современных методов терапии. А ведь на самом деле до их внедрения умирало более 95% заболевших.

11. Что это за пресловутая "трансплантация костного мозга" и почему на ее осуществление просят таких бешеных денег?

Трансплантация костного мозга (ТКМ) -- метод лечения, позволяющий в ряде случаев излечивать наиболее тяжелые формы онкозаболеваний (например, лейкозов и лимфом), а также других болезней -- апластической анемии, врожденных иммуннодефицитов, наследственных болезней обмена веществ и т.п. Так как ТКМ переносится тяжело и сопряжена с большим риском, то она обычно применяется тогда, когда другие способы обеспечить выздоровление почему-либо оказываются невозможными.

Существуют различные виды ТКМ: аутотрансплантация (после специальной обработки человеку вводят его собственные клетки) и аллогенная (от донора). В свою очередь, донор может быть родственным (обычно брат или сестра, существенно реже -- один из родителей) или неродственным.

В случаях, когда нужна аллогенная трансплантация, необходимо найти донора, чей костный мозг будет наилучшим образом "совместим" с организмом больного. Если среди родственников такого человека нет, то нужно искать неродственного донора в международных регистрах. За это приходится платить. Процедура поиска донора, его активации и транспортировки костного мозга обходится в 17-25 тысяч долларов.

Сама операция не слишком сложна. Но очень сложным моментом является "ведение" больного до и после операции, когда он после сильнейшей химиотерапии находится в тяжелом состоянии и беззащитен перед любой инфекцией. Необходимы многочисленные лекарства, расходные материалы. Это все тоже стоит денег, особенно в случае появления инфекционных осложнений.

Реально операция ТКМ обходится в десятки тысяч долларов (одна из оценок -- 60-80 тысяч), и далеко не вся эта сумма предоставляется бюджетом. Поэтому почти всегда необходима спонсорская помощь.

В то же время уже сейчас в России и Украине эти операции ежегодно спасают десятки детей. К сожалению, их делают только в трех российских клиниках и одной украинской (ОХМАДИТ).

12. А почему связываются с зарубежными регистрами доноров костного мозга -- неужели в России (Украине) своих нет? И могу ли я стать в России донором костного мозга, если захочу?

К сожалению, в России и Украине до сих пор фактически нет программы донорства костного мозга. Нет своего регистра доноров костного мозга, нет и государственных мер по его созданию. Нет и банка пуповинной крови (которая тоже может успешно применяться для трансплантаций). Прим: В Украине такой банк есть и не один, но там всё крайне дорого, да и позаботиться о пуповинной крови можно только при рождении ребенка Российские и украинские граждане могут стать донорами костного мозга, если речь идет о пересадке близкому родственнику (родственная трансплантация). Пока это практически единственная возможность, но мы надеемся, что ситуация изменится.

13. Опасно ли донорство костного мозга для самого донора?

Донорство само по себе не опасно и не чревато неблагоприятными последствиями для здоровья. Довольно быстро происходит полное восстановление организма.

Однако надо помнить, что взятие костного мозга -- ответственная процедура, необходим аккуратный и внимательный подход, как и при любом оперативном вмешательстве.
Жить Завтра # 7 декабря 2014 в 11:20
14. Я слышал, что в России и Украине детям химиотерапию оплачивает государство. Зачем же тогда нужны спонсорские деньги на лечение?

Далеко не всегда и не все необходимые препараты есть в больницах.

В частности, например, часто требуются большие расходы на современные противогрибковые препараты и антибиотики, позволяющие справляться с тяжелыми инфекционными осложнениями (поскольку при химиотерапии иммунная защита организма резко слабеет, проблема инфекций является одной из основных). Их обычно приходится покупать на свои деньги -- или же на спонсорские, если своих средств нет.

Не оплачивается бюджетом целый ряд анализов и исследований (например, компьютерная томография). Не оплачивается заметная часть расходов на трансплантацию костного мозга.

За время лечения и постоянного ухода за ребенком семья зачастую беднеет настолько, что не остается денег не только на лекарства, но даже на повседневные бытовые нужды.

15. Почему часто просят деньги на очень дорогие лекарства, если известны более дешевые аналоги?

Врачи-онкологи не имеют привычки назначать дорогие лекарства, если есть возможность обойтись дешевыми. Но такая возможность есть не всегда.

Так, например, очень дороги современные лекарства, позволяющие справиться с грибковыми осложнениями (амбизом, кансидас, вифенд). Да, есть намного более дешевые противогрибковые средства. Но они существенно менее эффективны, и грибы часто оказываются к ним устойчивыми. Кроме того, некоторые из них токсичны для печени или почек. А дешевые аналоги известных препаратов, т.н. дженерики (например, индийского производства), существенно хуже фирменных лекарств по эффективности и степени очистки. В ситуации, когда ребенок находится между жизнью и смертью, их применение может стать фатальным.

То же самое можно сказать, в частности, и про современные антибиотики, используемые для борьбы с бактериальными осложнениями.

16. А почему родители больных детей не попробуют сами оплатить лечение, продав свою квартиру или обменяв ее на худшую?

Часто так и происходит -- люди продают все, что можно продать, включая жилье. Но этот выход не всем доступен.

Во-первых, если семья приехала на лечение из обнищавшего маленького городка или из деревни (достаточно стандартная ситуация), то стоимости квартиры или частного дома даже близко не хватит на лечение. А бывают и семьи из общежитий, из коммуналок, из аварийных домов.

Во-вторых, если продать квартиру, то после окончания лечения надо думать об оплате съемного жилья. А семья к этому времени часто оказывается в таком материальном положении, что еле-еле наскребает на питание. Если же речь идет об одинокой матери или одиноком отце с ребенком (не секрет, что семьи с больными детьми часто распадаются), то они могут оказаться вообще без средств к существованию, кроме мизерных пенсий, т.к. взрослый из-за необходимости постоянного ухода за ребенком теряет работу.

В-третьих, на совсем ветхое жилье меняться нельзя, поскольку пребывание в нем смертельно опасно для ребенка с пониженным иммунитетом. Из-за простуд и, что хуже всего, из-за грибка.

Есть и другие трудности. Иными словами, продажа или обмен квартиры -- это возможный выход только для относительно благополучных семей, живущих в крупных городах. А остальные ищут помощи у благотворителей.
Яндекс.Метрика